Воспоминания Р.И. Доватур о брате Аристиде. Часть 1

Р.И. Доватур «Воспоминания о моём брате  Аристиде Ивановиче Доватур»
Часть 1. (примечания курсивом – И.М. Остроумова)

Встреча наших родителей – Ивана Михайловича Доватур и Софьи Анастасьевны Димитриади произошла на  Кавказских Минеральных водах, куда они оба поехали отдыхать.(*1: По рассказам Аристида Ивановича, И.М.Доватур увидел свою будущую жену на вокзале в Пятигорске и сразу сказал : «Вот на этой женщине я женюсь».)  Вскоре отец отправился в город Рени , получил согласие семейства Димитриади на брак и увёз свою жену в г.Цеханов  бывшей Варшавской губернии. Там стоял 30-й пехотный Полтавский полк, где он служил офицером.

Незадолго до первых родов мама приехала в Рени к своим родителям Анастасу ( грек из села  Карпензи) и Марии ( румынка) Димитриади. Там 4 ноября 1897 года (по новому стилю) родился её первенец в  Casa  Dimitriadi .  Дед назвал его Аристидом и его крестили по греческому обычаю с  солью. Остальные дети – Раиса и Всеволод родились уже в Цеханове и Прасныше.

В детстве мы жили очень дружно между собой и тесно связанной с нами семьёй младшей маминой сестры Лукреции. Её муж – Николай Осипович Дейч служил в одном полку с папой. Мы постоянно играли с нашими двоюродными братом и сестрой, Александром, который тоже родился в Рени в 1900 г. (*2: будущий астроном А.Н.Дейч) и Марией. Особенно неразлучны были Аристид и Александр; последнего мы в детстве звали Сашук.

Мама и тётя окончили институт в Галаце и постоянно говорили между собой по румынски. Все мы дети незаметно тоже выучились румынскому языку.  Когда наши родители поженились , мама почти не говорила по-русски, и с папой они разговаривали по-французски, папа знал этот язык с детства так как его дед был офицер наполеоновской армии , который, будучи раненым оказался в Польше и женился на девушке по фамилии Вишневская ( или Вишневецкая)  одной из дочерей семьи , которая за ним ухаживала.  Иван Михайлович Доватур ( отец А.И.) также прекрасно говорил по-польски.  Отец очень хотел, чтобы мы тоже изучили языки , и поэтому у нас жила два года гувернантка – француженка мадам Руссо( *3 фотография мадам Руссо находится в семейном архиве.А.И. хранил её всю жизнь), а потом столько же немка фрау Вебер и англичанка мисс Дарлинг.

Лето мы проводили недалеко от Прасныша в Бортниках, окруженных прекрасными лесами. Мы совершали далёкие прогулки, собирали насекомых, ловили бабочек. Особенно интересовался миром насекомых наш кузен Александр. Кроме того он отлично ориентировался в незнакомой местности и всегда выводил нас из леса на правильную дорогу. Конечно мы дружили и с соседскими детьми – Токаревыми, Сухачевским, Дзюрковскими.

Аристид очень рано заинтересовался историей. Ясно помню книгу «История Древней Греции и Рима» в темно-зеленом переплете с многочисленными иллюстрациями, с которой он не расставался. Можно  сказать, что он с раннего детства избрал себе специальность и остался верен ей  до конца своей жизни.  Александр тоже очень рано пристрастился к астрономии, особенно много читал Фламмариона.(*4 известный атлас по астрономии).  Когда Аристиду исполнилось 9 лет отец отправил его в 1-ю Варшавскую гимназию в красивом здании на улице Коперника.

Первые четыре года Аристиду пришлось жить жить в пансионе при гимназии. Он очень тосковал по дому и всегда горько плакал при расставании, когда кончались  школьные каникулы и он уезжал обратно в гимназию. Учился он отлично. Надо сказать, что Аристид, будучи в детстве небольшого роста, не отличался и физической силой. Тем не менее, в пансионе никто его никогда не бил и не обижал. Это объяснялось его хорошим характером, ранним умственным развитием и чувством собственного достоинства. Он никогда никого не дразнил, не хвастался, всегда готов был помочь товарищам выучить уроки. Его скромность и общительность привлекали к нему товарищей.

Вообще, Аристид всегда выделялся своими способностями. Изумительная память не изменила ему до самой глубокой старости, прочитав книгу один раз он запоминал её на всю жизнь, также как и все исторические факты и даты.  Все события, всех людей, встреченных им на долгом жизненом пути он помнил.  Например, однажды в бессонную ночь, в возрасте 60- ти лет он начал вспоминать фамилии своих одноклассников и вспомнил всех , кроме двух.  Эти последние тоже пришли на память, когда он проснулся утром.   Для сравнения скажу, что я в этом возрасте помнила не более восьми или девяти фамилий моих одноклассниц.

Когда Аристид приезжал домой на какникулы он нам много читал, например, увлекательные «Мифы Древней Греции», «Недоросля». Многое из Пушкина и Крылова, позже Лермонтова и «Горе от ума» Грибоедова.

В 1910 году мы разъехались с Дейчами. Отца перевели в Варшаву и Аристид стал жить дома.  Дядю Колю (Н.О.Дейч)  назначили в Рязань, после того как он окончил военно-хозяйственную Академию.  Лето 1910 г. Мы провели у них. В Рязани они жили в двух –этажном красивом деревянном доме  в большом тенистом саду.

В детстве мы никогда не дрались и очень редко ссорились друг с другом.  Мы больше всего любили, чтобы взрослые нас оставляли в покое и мы бы играли в свои игры или гуляли. Кроме обычных детских  игр – в прятки, горелки, пятнашки, испорченный телефон и др. Аристид выдумывал более сложные, например, в государства. Каждый из нас выбирал себе государство: Аристид – Австрию, Александр – Германию, Я – Англию, Маруся – Россию, Всеволод -Францию.  У нас были цари, полководцы,армия, – всё это мы вырезали из старых журналов, объявляли войну друг – другу, заключали мир, перекрывали границы, пользуясь картой Европы, становились союзниками или врагами, захватывали чужие территории . Эта игра помогла нам хорошо изучить географию и историю.

Нередко летом мы все съезжались в Рени, где жила семья Димитриади. Дед и бабушка к тому времени уже умерли, но там оставались наши дядья – Митя, Жорж, Эдуард , Ксенократ и тётя Матильда. Помню, что за большой овальный стол всегда садилось обедать много народу, было шумно и весело, как всегда среди южан.  Взрослые пили легкое местное вино, а нам детям его разбавляли водой. Дядя Жорж иногда водил нас на верхний этаж  «Каса Димитриади» и там в зале заводил граммофон; мы слушали знаменитых певцов – Карузо, Батистини, Аделину Патти, песнь о крейсере «Варяг» и др.

Перед  домом был небольшой двор и сад с зеленой беседкой, но мы любили играть во втором большом дворе за домом, где стояли сараи, пристройки и сложенные дрова. Там разгуливал прирученый журавль и можнобыло хорошо прятаться. Мы часто гуляли со взрослыми по берегу Дуная, тогда чистой и прозрачной реки и глядели, как рыбаки вытаскивают серебристых рыбок из сетей.  Изредка ездили в Слободзию на паровую мельницу деда.  Последний раз мы собрались все вместе в Рени летом  1913 года не предполагая, что вновь увидим этот город лишь через 53 года.

Аристид все время оставался первым учеником в классе и очень интересовался латинским языком, который , в те годы, изучали в мужских гимназиях наряду с двумя иностранными. Иногда он читал нам латинские стихи или речи Цезаря, восхищаясь звучностью этого прекрасного языка. В Варшаве мы ещё брали уроки английского у англичанки и Аристид, прожив 8 лет в этом городе неплохо говорил по-польски. Отец хотел, чтобы Аристид приобщился и к музыке, купил ему скрипку, но после 3 месяцев занятий мой брат решительно отказался продолжать, хотя музыку вообще любил, но главным образом легкую:  вальсы, духовой оркестр, оперетку.  (В старости А.И. явно предпочитал классическую музыку и любил оперу,  на которую иногда приглашал и меня И.Остроумова. В конце двадцатых годов он был в дружеских отношениях с известной пианисткой М.В.Юдиной). Не имея особых способностей к музыке он не захотел даром терять время. Вообще уже с детства у него чувствовалась  целеустремленность, он не любил разбрасываться и упорно шел по раз избранному пути.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*


*

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>